Патроны специального назначения

За многолетнюю историю развития огнестрельного оружия созданы сотни типов убойных боеприпасов. Механизм действия некоторых настолько жесток, что они подпали под запрет на первой Гаагской конференции.
Эта тема о классификации, предназначении и функциях патронов специального действия.

Патроны специального назначения

Зачастую, в современных условиях, исход огневого контакта будет зависеть не только от мастерства стрелка, его оружия, но и от боеприпасов.

Назначение патрона зависит от типа пули, которой он снаряжен. На сегодняшний день существует множество пуль разных типов с самыми разнообразными степенями поражающего действия — от нелетальных до бронебойных.

Основной смысл этих различий поражение обьекта, защищенной броней , или останавливающее действие (торможение пули в цели и полная передача импульса). Останавливающее действие предполагает травматический эффект.

Принятая еще в СССР система классификации пуль была достаточно неоднородной в разные периоды времени.

К примеру, винтовочная пуля калибра 7,62 образца 1908 года имела следующие модификации: легкая, тяжелая, бронебойная, зажигательная, трассирующая, бронебойно-зажигательная. Отличались они цветовой маркировкой носовой части. Причина такого разнообразия — универсальность патрона. Он использовался и в винтовках, и в карабинах, и в пулеметах. Для снайперского применения рекомендовался утяжеленный вариант, позволяющий поражать цели на дистанции свыше 1000 м.

Патроны специального назначения

Пуля к промежуточному патрону калибра 7,62 мм образца 1943 года утратила две модификации, но приобрела одну новую. Ее варианты исполнения: обычная, трассирующая, бронебойно-зажигательная, зажигательная, низкоскоростная. Последняя модификация предназначалась для использования в оружии, снабженном прибором бесшумной и беспламенной стрельбы, или глушителем.

Патроны специального назначения

С введением калибра 5,45 мм ассортимент пуль еще немного изменился. Теперь он выглядел так: со стальным сердечником, повышенной пробивной способности 7Н10, трассирующая, низкоскоростная, бронебойная 7Н22, для холостого патрона. Последняя сделана из хрупкого полимера и при выстреле полностью разрушается в канале ствола.

Патроны специального назначения

Цветовая маркировка NATO несколько другая. Существует и иная классификация пуль индивидуального стрелкового оружия, принятая в США и Европе, которая значительно отличалась от советской.

Патроны специального назначения

LRN (round nosed lead) — цельносвинцовая безоболочечная пуля. Самый ранний и самый дешевый тип. В настоящее время используется мало, в основном для спортивной целевой стрельбы (калибр 5,6 мм, он же .22LR). При поражении отличается повышенным останавливающим действием за счет деформации при соударении. Практически не дает рикошетов.

Патроны специального назначения

Источник ➝

Как в США оружейные лавки приравняли к инфраструктуре первой необходимости при пандемии

alt

Соединенные Штаты, воистину, обладают собственной уникальной спецификой абсолютно в любых вопросах. В то время, когда во всем остальном мире с наступлением «черных дней» пандемии население носилось по аптекам в поисках защитных масок и медикаментов, а с полок супермаркетов сметались продукты длительного хранения и туалетная бумага, американцы выстроились в очереди к оружейным лавкам. Нет, про средства гигиены и бутылку доброго виски они тоже не забывали, но приобретение "чего-нибудь огнестрельного" для многих оказалось на первом месте.

Точную оценку того, насколько за период пандемии и введения в США карантинных ограничений там возросли продажи «гражданского» оружия пока сделать затруднительно. Данные, поступающие из разных штатов за разные временные периоды, отличаются порой весьма ощутимо. Так, Вирджиния «рапортует» о почти двукратном увеличении желающих получить разрешение на покупку оружия уже в январе, Северная Каролина о приросте в 180%, Джорджия – 170%. В феврале количество таких же желающих, проходивших проверку по базе ФБР (то есть в масштабах всей страны) перевалило за 3 с половиной миллиона, поставив абсолютный рекорд. Некоторые интернет-магазины соответствующего профиля хвалятся увеличением продаж на 200-300%, а кое-кто говорит и о четырехкратном росте.

Оружейное лобби


В большой степени «взрывному» росту оружейного бизнеса поспособствовала деятельность такой весьма уважаемой и авторитетной в США организации, как National Rifle Association of America. Лоббистский вес этой мощнейшей структуры в высших политических кругах Вашингтона столь велик, что стоило тамошним законодателям лишь заикнуться о закрытии на карантин оружейных магазинов, как немедля последовал гневный окрик: «Вы, что, с ума сошли?!» Бедняги конгрессмены тут же опомнились и быстренько причислив торговые точки по продаже смертоносных товаров к «инфраструктуре первой необходимости», разрешили их работу, несмотря на все ограничения.

Само постановление о приравнивании оружейных лавок к инфраструктуре "первой необходимости" для нас выглядит нонсенсом. Но это США... Оружейное лобби занимает одно из ведущих мест в стране, распространяясь и на ведущие госструктуры. Отсюда и то, что об ужесточении законодательства в этом направлении говорят обычно кандидаты в президенты. Как только они приходят в Белый дом после победы на выборах, об ужесточении оружейных законов от них слышно как минимум реже, а то не слышно вовсе.

Категории покупателей


Больше всего спрос на «стволы» взлетел в штатах, наиболее пострадавших от пандемии – Нью-Йорк, Иллинойс, Флорида, Пенсильвания, а также, что характерно в «глубинке», населенной в основном фермерами. Эти издавна привыкли полагаться на себя и собственного «помощника» подходящего калибра. Ну, Техас – тут всё традиционно… Наибольшей популярностью, особенно среди жителей больших городов, пользуется короткоствольное оружие - пистолеты и револьверы, в основном калибром 9 мм. Некоторые из них, к примеру широко распиаренный Glock самых распространенных моделей, купить уже практически невозможно. Следующей в списке «хитов» продаж идет AR-15 – полуавтоматическая гражданская копия армейской М-16. Старые добрые помповые дробовики – на третьем месте и востребованы в основном на периферии. Охотничью «классику» не берет практически никто – палить собираются явно не по кроликам и оленям…

Впрочем, вполне красноречиво о том же самом свидетельствуют данные анонимных экспресс-опросов, которые умудряются проводить в длиннющих очередях к заветным дверям оружейных магазинов вездесущие местные журналисты. Абсолютное большинство покупателей честно признаётся, что испытывают беспокойство за свою личную и имущественную безопасность, когда миллионы их сограждан ежедневно остаются без работы, и вообще «все разваливается». В способность полиции в условиях пандемии оперативно и действенно реагировать на возникающие угрозы верят далеко не все. Многие американцы вполне реально допускают, что дело дойдет до массовых беспорядков, голодных бунтов и повального мародерства. Со «стволом» в руках в такой ситуации оно как-то надежнее, - как полагают рядовые американцы.

Отдельная категория покупателей - лица азиатского происхождения, имеющие соответствующую внешность. Неважно, что это уже второе или третье поколение тех, кто в свое время приехал в США из Вьетнама, Японии или того же Китая – на волне усиленно «раскручиваемой» Вашингтоном ксенофобии и нелепых обвинений, вроде «китайского вируса», эти люди вполне обоснованно опасаются за свою жизнь, побаиваясь, что «в случае чего» первыми объектами погромов станут именно их дома. Покорно играть роль жертвенных «козлов отпущения» многие из них совершенно не собираются.

У «коронавирусного вооружения» есть еще несколько характерных особенностей. К примеру, то, что на сей раз к прилавкам магазинов соответствующего профиля массово потянулись те, кто ранее и в мыслях не держал иметь дома оружие. Многие такие покупатели вызывают у отпускающих им смертоносный товар специалистов серьезные опасения насчет того, для кого именно будет представлять опасность оружие в их неумелых руках. Другая деталь – впервые в истории США граждане чуть ли не поголовно кинулись пополнять и создавать «домашние арсеналы» в связи со вспышкой болезни. Раньше нечто подобное происходило чаще всего после выступления очередного президента, заявлявшего о намерениях ужесточить правила владения оружием или какого-нибудь массового «расстрела» вроде трагедии в школе Сэнди-Хук.

Вместе с пистолетами, винтовками и дробовиками американцы буквально гребут подчистую боеприпасы к ним. В некоторых торговых точках доходит до введения ограничений по отпуску «в одни руки». Продавцы от души потешаются: «Да им столько за всю жизнь не расстрелять!» Как знать… Мы, как люди русские, вспомним гениальные слова великого Чехова по поводу ружья, висящего на стене в первом акте… Пандемия в США рано или поздно пойдет на спад. А вот жесточайший экономический кризис со всеми его «прелестями», похоже, только начинается. И не только в США. Не станет ли он тем «вторым актом», в котором и выпалит ружьё, "висящее над головами"?

Let's block ads! (Why?)

 

Коронавирус и опыт СССР и США в борьбе с пандемиями

Во втором номере журнала "Экспорт вооружений" за этот год опубликована статья Армана Сагателяна "Коронавирус и опыт СССР и США в борьбе с пандемиями". Наш блог публикует ее целиком.
Вирус SARS-CoV-2 поставил человечество перед очевидным и неутешительным фактом: всевозможные структуры, концепции и доктрины в области биологической безопасности различных государств оказались несостоятельны для предотвращения развития пандемии. В результате на переднем крае борьбы с инфекцией уже на последней ее стадии, стадии массовой заболеваемости, оказались структуры системы здравоохранения, с различной степенью успешности реализующие медицинское обеспечение больных.
Государства с большим числом заболевших ввели серьезные ограничительные меры, что привело к экономическим последствиям мирового масштаба.

550354654654654(8)
Военнослужащие подразделений радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ) 41-й общевойсковой армии Центрального военного округа проводят дезинфекцию территории и помещений военных комиссариатов города Новосибирска, 28.04.2020 (с) Министерство обороны России

Что и где пошло не так?

Чтобы понять, что и где пошло не так, обратимся к составляющим эпидемии. Любой эпидемический процесс представляет собой цепь взаимосвязанных компонентов:
источник инфекции;
механизм передачи;
восприимчивый организм.

По сути, противоэпидемические мероприятия подразумевают исключение как минимум одного, а в идеале — всех компонентов из этого списка. Следовательно, для полной остановки эпидемии необходимо обезвредить источник возбудителя инфекции, разорвать механизм  передачи инфекционного агента и повысить устойчивость чувствительного организма (человека либо животного) к данному возбудителю. Соотношение усилий и выбор инструментария по каждому из компонентов в значительной степени зависит от характера самой инфекции, путей и факторов ее передачи.
В случае с COVID-19 источником распространения инфекции является человек (больной с разной степенью тяжести клинических проявлений либо носитель), механизмы передачи — преимущественно воздушно-капельный, как и у других респираторных инфекций. Следовательно, перечень мероприятий относительно первых двух компонентов стандартен: госпитализация, лечение, изоляция и обсервация больных, ограничение передвижений, предотвращение скопления людей и снижение числа социальных контактов, а также прочие карантинные мероприятия. Естественно, в масштабах государства подобные мероприятия наносят значительный ущерб экономике страны и психическому состоянию общества, к тому же требуют значительных организационных и управленческих усилий. Однако в результате своевременной и успешной реализации всего комплекса необходимых мероприятий процесс становится управляемым, прогнозируемым и как можно более растянутым во времени, что дает возможность не допустить резких пиков заболеваемости и, как следствие, коллапса системы здравоохранения и роста смертности.

К сожалению, многие страны столкнулись с дилеммой медицинской сортировки, когда вынужденно отсекаются легко- и тяжелобольные: в первом случае ограниченные ресурсы системы (персонал, оборудование, медикаменты и пр.) расходуются нерационально, во втором ресурсов  нужно несоизмеримо больше, чем для лечения больных средней тяжести, а  если эти ресурсы все же направляются на больных с неблагополучным прогнозом, то количество таких больных быстро увеличивается за счет больных средней тяжести, не получивших должного ухода, и начинается цепная реакция, ведущая к обвалу всей системы и резкому пику смертности.

В случае с COVID-19 основная проблема заключена в третьем звене — восприимчивом организме. И суть ее в том, что нет однозначно клинически подтвержденных данных относительно эффективных средств лечения, а также иммунизации как наиболее действенного профилактического метода защиты населения. По сути, человечество в очередной раз столкнулось с новым  и детально не изученным возбудителем и было вынужденно вступить в разведку боем, чтобы найти панацею в условиях быстро развивающейся пандемии.

Уровень развития современных технологий не исключает (однако и не гарантирует), что вакцина или эффективные методы лечения могут быть найдены. Необходимо, однако, отметить, что в случаях предыдущих эпидемий, вызванных коронавирусами SARS-CoV в 2002–2003 гг. и MERS-CoV в 2015 г., ни вакцин, ни специфических методов лечения так и не было разработано. В любом случае, в деле нахождения панацеи критическим ресурсом становится время, и именно оно когда-то лежало в основе концепций превентивного обеспечения биологической безопасности сверхдержав.

Два полюса – две концепции

Угрозы распространения новых инфекций и развития эпидемий (эпизоотий) и пандемий периодически возникали и в период холодной войны. Естественно, две на тот момент сверхдержавы предпринимали шаги по обеспечению биологической безопасности своего населения и поголовья сельскохозяйственных животных. Особое внимание уделялось разработке вакцин и сывороток как наиболее действенному способу предотвращения и профилактики эпидемий.

Задача состояла в заблаговременном получении образцов биоматериала с возбудителем или выделенного возбудителя, пока инфекция не пересекла границу государства (что порой, несмотря на жесткие ограничительные меры, лишь вопрос времени). Получение живой культуры позволяло выиграть время на детальное изучение возбудителя, сравнение с имеющимися штаммами и — в случае необходимости — разработку новой вакцины или сыворотки либо пополнение запаса имеющихся доз в соответствии с прогнозами. Для того, чтобы выявлять опасные заболевания на самой ранней стадии их распространения и своевременно получать образцы возбудителей, нужна была развернутая инфраструктура практически по всему миру. И обе сверхдержавы в то время решали эту задачу по-своему.

Приписываемое выдающемуся физиологу Павлову изречение «медицинский врач лечит человека, ветеринарный врач — человечество» было взято на вооружение Советским Союзом буквально, и именно ветеринарные врачи, помимо специалистов смежных профилей, стали одним из основных компонентов внушительной инфраструктуры обеспечения биологической безопасности крупнейшего по площади государства. Выбор ветеринарных врачей в качестве первичного звена системы раннего обнаружения эпидемий и эпизоотий по всему миру имел определенную логику.

Во-первых, подавляющее большинство опасных и особо опасных инфекций имеют зоонозное происхождение, и, следовательно, даже в обычных условиях первыми сталкиваются с инфекциями, общими для людей и животных, именно ветеринарные специалисты. Соответственно, у ветеринарных врачей было больше опыта работы с инфекциями, о которых врачам медицинским было известно лишь из учебников. Помимо этого, ветеринарная медицина покрывает значительно более широкий спектр инфекционных заболеваний, включая болезни сельскохозяйственных животных, имеющих критическое значение для экономики. Иными словами, система обучения и, как следствие, объем знаний и компетенции ветеринарных врачей в СССР охватывали практический весь спектр инфекций, опасных как для населения, так и для животных.

Во-вторых, ветеринарных специалистов было легче прикрыть легендой «специалистов по сельскому хозяйству» в неблагополучных по различным инфекциям странах (к примеру, в Африке), где врачи медицинские по тем или иным причинам легализоваться не могли. Стоит отметить, что в странах с дружественными правительствами подобной необходимости не было, и СССР мог свободно командировать специалистов различных областей — вирусологов, микробиологов, инфекционистов, эпидемиологов и пр.

Непосредственную организацию и курирование ветеринарных специалистов, работающих в разных регионах мира под различными прикрытиями, осуществлял КГБ СССР. К сожалению, на основе открытых источников составить общую картину не представляется возможным, и описание структуры приводится со слов преподавателей автора, в свое время состоявших на службе в органах госбезопасности.

Как правило, ветеринарные врачи — сотрудники КГБ, помимо страны нахождения, также курировали несколько приграничных государств. Каждый имел свою сеть агентов в различных структурах госуправления, здравоохранения, сельского хозяйства, которые периодически информировали об эпидемиологической обстановке, предоставляли сводки заболеваемости людей и сельскохозяйственных животных, смертей и падежа от инфекционных заболеваний. Во всех подозрительных случаях ставилась задача добыть из очага вспышки эпидемии (эпизоотии) биоматериал, содержащий возбудитель, и в особых контейнерах как можно быстрее доставить в СССР, где проводилось дальнейшее исследование образцов и при необходимости разработка вакцин и сывороток. Раннее обнаружение и идентификация возбудителя, как было сказано выше, давали возможность выиграть время для подготовки к вторжению инфекции на территорию СССР.

Помимо описанной инфраструктуры дальнего обнаружения, по периметру государства (и особенно в неблагоприятных регионах с наличием эндемичных патогенов) также действовала развернутая система научно-исследовательских учреждений, способных проводить мониторинг эпидемиологической обстановки и лабораторные работы с особо опасными инфекциями (к примеру, еще в 1923 г. в Армении был основан Научно-исследовательский институт эпидемиологии, вирусологии и медицинской паразитологии, а в 1972 г. — Закавказский научно-исследовательский институт ящура Министерства сельского хозяйства СССР).

Сеть раннего и дальнего обнаружения, инфраструктура по периметру и в неблагополучных регионах, а также головные научно-исследовательские и производственные предприятия в совокупности надежно обеспечивали безопасность государства. Однако известны случаи, когда даже в условиях обязательной иммунизации населения в СССР возникали риски эпидемий, и тогда все бремя предотвращения их дальнейшего распространения ложилось на органы правопорядка, госбезопасности, здравоохранения и даже вооруженных сил; беспрецедентным примером является ликвидация вспышки натуральной оспы в Москве в 1959–1960 гг.

Система биологической безопасности США также подразумевала развернутую инфраструктуру как гражданских, так и военных объектов, в том числе дальнего базирования, обеспечивающих раннее обнаружение возможных угроз. Значительная часть объектов дальнего обнаружения находилась (и по сей день находится) в подчинении военного ведомства, и среди вероятных причин можно выделить следующие:
различные патогены и токсины являются объектами двойного назначения, и помимо чисто научных разработок оборонительного характера могут иметь также наступательный потенциал (несмотря на ряд запрещающих международных конвенций и других ограничений);
базирование на основе имеющегося военного присутствия любого характера за рубежом значительно облегчает управление, логистику, снабжение и прочие организационные задачи;
подчинение военному ведомству упрощает ряд процедур по сохранению режима секретности проводимых исследований и разработок, а также обеспечивает большую безопасность общего характера.

В последние годы США реализовали множество проектов по расширению инфраструктуры биологических лабораторий за рубежом, в том числе в постсоветских республиках и зоне политических, экономических и военных интересов России, что стало поводом для различных дискуссий и комментариев. Тема довольно обширна и выходит за рамки данной публикации, однако, так или иначе, чрезвычайно актуальна и требует детального обсуждения как на политическом уровне, так и на уровне экспертного сообщества.

Заключение

Пандемия COVID-19 констатировала, что, несмотря на значительные ресурсы крупных экономик современного мира и всю совокупность инфраструктур биологической безопасности, существуют угрозы, предотвращение которых не под силу отдельно взятому государству. Выводы из происходящего сделают все, и мир после пандемии станет иным.

Несомненно, будут усилены разработки в области ветеринарной вирусологии и микробиологии для выявления новых, ранее неизвестных или малоизученных патогенов, для которых существует вероятность перехода от животных к людям. Очевидно также, что будут пересмотрены принципы международного сотрудничества в области биологической безопасности, а страны, обладающие большим потенциалом и уже имеющимися форматами сотрудничества, станут придавать особое значение данной проблематике. В этой связи необходимо отметить формат ОДКБ, мандат которой предоставляет широкие возможности для реализации сотрудничества по различным аспектам безопасности, включая биологическую.

Эксперты и псевдоэксперты, научные и псевдонаучные организации будут еще долго склонять мировую общественность к тому или иному мнению о причинах возникновения и распространения COVID-19, и очевидно, что пандемия, вызванная вирусом, перерастет в информационное, политическое и экономическое противоборство между различными центрами силы в мире, но это уже тема другого разговора...

Картина дня

))}
Loading...
наверх