Все об оружии

74 012 подписчиков

Свежие комментарии

  • Mortus36
    Ну да а поправки на дальность идиоты конструкторы заложили из подлости...Почему армии нужн...
  • Александр Болотов
    Это у Вас , Адам , все замшело. Поэтому Вашу з - цу и Ваши мозги только оглоблей и можно пробить...А я нормальной ори...Современное казач...
  • владимир ломакин
    Я тоже много раз бывал и наблюдателем, и помощником кандидата. Жалобы на удаление оппозиционных наблюдателей поступал...Назван единственн...

Каким быть танку?

alt

Первая мировая война — время рождения танка. Эволюция же его продолжается и поныне. Как отмечали советские военные специалисты уже в конце прошлого века, танковые орудия калибра 120-125 мм достигли предела своего развития. Для уверенного поражения перспективных танков противника уже тогда требовалась более мощная пушка.

В Советском Союзе начались разработки как 125-мм пушек «повышенного могущества», так и опытных 130—152 мм танковых орудий. Появились и проекты новых танков, например, «Объект 225», «Объект 226», «Объект 785», «Объект 477», «Объект 299», «Объект 195».

Наиболее интересна здесь разработка перспективного проекта, начатого ещё в рамках конкурса НИР «Совершенствование-88» (1988 год). Долгое время проект являлся одной из самых секретных разработок в СССР и постсоветской России.

Интересна разработка тем, что, во-первых, на танк была установлена самая мощная 152-мм пушка. Во-вторых, это единственный плодотворный проект, проделавший свой путь от Советского Союза до современной России и оставивший свой след при создании платформы «Армата» (Т-14). Говоря о том, каким быть танку, вначале подробнее отметим историю создания именно этой боевой машины.

Когда в Советском Союзе начали создавать один из самых мощных танков в мире, головным разработчиком выступило Уральское КБ транспортного машиностроения (Нижний Тагил), производство танка вело ПО «Уралвагонзавод» (Нижний Тагил).

Кроме того, соисполнителями научно-исследовательских разработок выступала большая группа предприятий всего Советского Союза.

Тема получила обозначение «Объект 195», начались работы по созданию принципиально нового танка, которого не было даже в перспективе ни у одной армии мира.

Развал СССР внёс свои коррективы, сборка первого прототипа началась на УВЗ в 1999 и 2000 годах, а к 2005 году новый танк был практически готов.

alt

alt

Главным оружием танка стала 152-мм гладкоствольная пушка 2А83 (являлась разработкой ОКБ завода №9 и ВНИИТМ).

Боекомплект орудия состоял из 40 выстрелов, что само по себе сопоставимо с количеством боекомплекта на других типах танков (типы боеприпасов: БПС, ОФС, КУВ).

Кроме того, новый танк получил для экономии снарядов «главного калибра» ещё и 30-мм автоматическую пушку 2А42 (по второстепенным целям), которая располагалась сбоку на башне и имела самостоятельные углы наведения.

На фото — объект 195 со снятыми гусеницами, в заводском цеху (ствол 30 мм пушки 2А42, на боку башни, поднят вверх):

alt

Тактико-технические характеристики 152-мм пушки 2А83:

Тип пушки – гладкоствольная, с хромированным покрытием ствола.
Масса – более 5000 кг.
Длина ствола – 7200 мм.
Начальная скорость полета снаряда – 1980 м/с.
Эффективная дальность выстрела:
– снарядами – 5100 м;
– УРС «Краснополь» 2К25 – 20 000 м;
– УРС «Краснополь» ЗОФ38 – 12 000 м.
Скорострельность – 10–15 выстрелов в минуту.
Дульная энергия выстрела – 20–25 МДж.
Бронепробиваемость:
– БПС – 1024 мм;
– ПТУР – 1200–1400 м.
Ресурс ствола пушки – 280 выстрелов.
Боекомплект – 40 снарядов.
Автомат заряжания – 24 снаряда.

Как видно из характеристик орудия, пушка 2А83 обладает значительным потенциалом, в котором есть и возможность стрельбы боеприпасами длиной до 1 метра, такими, как «Краснополь» (ранее они использовались в САУ «Мста-С»).

Применение мощного тяжёлого орудия заставило разработчиков искать радикальные решения по компоновке танка, который получил выносное вооружение (необитаемая башня) и отдельную капсулу для экипажа, расположенную в передней части корпуса. Все процессы, в том числе управление ходом и организацию стрельбы, были полностью автоматизированы.

Радиолокационная станция танка обнаруживала объекты противника на расстоянии до 10 километров. Дальность полета ракеты через ствол как средства высокоточного поражения составляла более 5 км. Стрельба из пушки на расстояние до 3 тысяч метров велась с помощью «технического зрения».

Несмотря на то, что вес «Объекта 195» доходил до 55-58 тонн, танк с ходу в течение 10 секунд развивал скорость до 70 км /час благодаря отличной подвеске и ходовой части из семи катков.

Использовались три варианта двигателя:

Первый — прототип Х-образного дизеля мощностью около 1500 л.с. (разработка КБ двигателей ЧТЗ).
Второй — прототип Х-образного дизеля мощностью 1650 л.с. (разработка КБ «Барнаултрансмаш»).
Третий — ГТД разработки и производства КБ и завода им. В.Я. Климова мощностью 1500 л.с.

Как отмечалось, управление танком было очень удобным и лёгким, не требующим какой-либо физической силы, «всё на джойстиках» (по оценке специалистов, управление легче, чем у американского «Абрамса»).

В целом у танка был очень высокий уровень комфорта для экипажа, хотя экипаж был размещен линейно, плечом к плечу. Слева механик-водитель, в середине — командир, а справа — наводчик орудия. Командир и механик-водитель могли заменять один другого. Экипаж сидел, как на диване (эргономичные кресла), очень свободно, между локтями было еще расстояние до 20 сантиметров.

Защита танка была беспрецедентной, предусматривала несколько уровней. Во-первых, это различные покрытия маскировочного типа, такие, как противорадиолокационные накидки и различное деформирующее окрашивание. Во-вторых, это комплекс активной защиты, для «Объекта 195» разрабатывался КАЗ «Штандарт», который объединял качества «Арены» и «Дрозда». Одновременно с ним действовал комплекс активного оптико-электронного противодействия «Штора-2».

Следующий уровень включал комплекс динамической защиты, универсальной модульной ДЗ «Реликт» с элементами 4С23 (разработки НИИ Стали, Москва).

Далее — 81-мм пусковые установки 902Б «Туча» для постановки дымовых и аэрозольных завес, оборудование противоатомной защиты.

Танковая броня включала различные сплавы, керамику и композиты. Сама капсула из броневого титана монтировалась в бронекорпус, отделяла экипаж от отсека, где было вооружение и боеприпасы. Защищенность боеприпасов тоже была очень высокая, были предусмотрены вышибные панели.

Кроме того, сам экипаж получал комплект защитного обмундирования танкистов (типа «Ковбой»), состоящий из противоосколочного бронежилета первого класса защиты, огнезащитного костюма и противоосколочной накладки на танковый шлем. Специальные волокна делали экипировку прочной и огнеупорной.

Два опытных образца тогда отходили 15 тысяч километров, из орудия 2А83 отстреляли 287 выстрелов.

С учётом опыта от первого и второго образца требовалась доработка танка и только на третьем варианте — проведение государственных испытаний. Планировалось в 2005 году закончить испытания и запустить танк в начальную серию, где в первый год должны были сделать 100 машин, после — ещё 300.

alt

alt

Что было дальше? Хоть это уже и отдельная история, но её суть придётся отразить, чтобы понять дальнейшую эволюцию этой разработки, перешедшей в платформу «Армата».

Итак, как отмечал генерал-полковник Сергей Александрович Маев, который с 1996 по 2003 год занимал должность начальника Главного автобронетанкового управления МО РФ и руководил разработкой танка («Объект 195»), чтобы закончить эту машину, надо было сделать еще один танк (третий экземпляр) и затратить на это около 500 миллионов рублей.

Деньги в проекте оставались порядка 700 миллионов рублей (всего на создание танка было выделено 2,2 миллиарда рублей). Надо подчеркнуть, что наша армия и ВПК переживали тогда далеко не лучшие времена, это коснулось и темы испытаний «Объекта 195».

Увы, процесс доводки перспективного проекта затянулся, а после на нём вообще был поставлен крест. А ведь именно создание танка с мощным 152-мм орудием и было квинтэссенцией усилий, позволяя получить супертанк, способный с первого выстрела гарантированно поражать все существующие и перспективные танки противника даже на предельной дальности, оставаясь вне зоны их ответного огня.

Чтобы понять дальнейшее, надо подробнее вспомнить наше недавнее прошлое: 9 апреля 2010 года заместитель министра обороны России Владимир Поповкин заявил, что программа «Объект 195» закрыта и принятие танка на вооружение не планируется. Танк назвали слишком дорогим и сложным для срочников, даже морально устаревшим…

Вообще, при Анатолии Эдуардовиче (министр обороны Анатолий Сердюков, с 2007 по 2012 год) в нашей армии появились новые веяния, как аутсорсинг, сокращения и оптимизации. В большой армии тогда вообще как бы отпала необходимость, при дружбе с США и НАТО (невозможность большой войны). Набирала обороты критика советской техники, увеличивались закупки иностранных вооружений.

Армия должна была стать компактной, признавалась вероятность в основном только локальных войн и ограниченных конфликтов. Главной готовностью войск должна была стать готовность к антитеррористическим операциям, под которые больше требовалась полицейская, противопартизанская техника, а не техника в условиях крупномасштабной войны.

Особое внимание заслужили иностранные образцы с технологией MRAP (англ. mine resistant ambush protected, то есть защищённый от подрыва и атак из засад, миностойкий, засадозащищённый). Здесь нужно отметить, что V-образное днище по этой технологии усиливает защиту от подрыва, но неизбежно увеличивает общую высоту машины, её габариты, подставляя борт. Это хорошо против боевиков, использовавших партизанскую тактику, но не факт, что это будет востребовано в войне против полноценных армий, имеющих все рода войск.

Впрочем, сгодились бы и нам такие «бронеавтобусы» против моджахедов в Афганистане, в войсковых колоннах на дорогах.

Так случилось, что тема «платформ» зазвучала как открытие, как нечто новое, с нуля созданное «гениальными реформаторами». Супертанк стал не особо нужен, зато создание некого «трансформера», где всё в «одном флаконе», представлялось революционным и экономичным.

Словно в Советском Союзе не было семейств техники, созданной на базе того же Т-72 (мостоукладчики, БРЭМ, САУ, БМО-Т, ТОС, БМПТ и другие) или база-платформа МТ-ЛБ, БМП/БМД.

«Революционным» же было лишь то, что если раньше базой, платформой становилась уже состоящая на вооружении удачная и проверенная временем техника, технологичная и хорошо освоенная промышленностью, то теперь «платформой» техника не становилась, а назначалась заранее.

Соответственно, все проектные работы в «платформе» создавались по «коту в мешке», ещё не принятому на вооружение. Такой «мебельный гарнитур» выставлялся в плане цельности, сбалансированности как идея «впереди планеты всей», под компактную армию и антитеррористические задачи во главе угла.

«Объект 195» стал жертвой «новодела»: из танка решили создать подобие «трансформера» — тяжёлую БМП и танк (двигатель спереди, двигатель сзади). Всё это должно было повлечь неизбежные компромиссы, в решении нередко противоречивых требований в подобной «унификации».

alt

Ко всему и разработки БРЭМ, БМПТ, БТР, САУ и прочее. Всё, что закажут на этой тяжёлой, дорогой, сложной, и, главное, ещё сырой базе.

Наверное, нужно снять шляпу перед теми, кто вынужден был творчески решать эти проблемы, может, и шкурно радуясь инвестициям, может, патриотично проклиная тех, кто придумал такую «экономию».

На доводку практически готового «Объекта 195» денег пожалели, генерал-полковник Маев тогда пророчески сказал, что впоследствии потратят не 700 миллионов рублей, а гораздо больше, упростят характеристики и сделают машину, которая классом будет ниже. Он тогда буквально изрёк: «Вы сделаете «…» (незаконнорождённого потомка чистокровного благородного родителя).

Сергей Александрович как в воду глядел: только на ОКР и НИОКР платформы «Армата», по словам Владимира Путина, было потрачено 64 миллиарда рублей, не считая денег, ушедших на производство сырых Т-14 и Т-15 для парадов. Сейчас на дворе уже середина 2020 года, нового танка в строю до сих пор нет, потеряно множество средств, а главное — время.

alt

Говорят, что новый танк в «платформе» сразу удешевили, с 450 миллионов («Объект 195») до 400 миллионов (Т-14 «Армата»), а после танк должен стать ещё более бюджетным (при массовом производстве — порядка 250-270 миллионов рублей).

Вот только для срочников машина не стала проще, она вообще не для них. Танк лишился 30-мм автоматической пушки и, главное, 152-мм орудия, ради которого всё и затевалось изначально.

На Т-14 поставили 125-мм пушку 2А82-1М, которая, разумеется, занимает лидирующее место в мире танковых пушек, но, как отмечалось ещё в советские времена, модернизационный потенциал танковых калибров 120-125 мм подходит к своему логическому финалу.

К тому же с подобным орудием вполне может выпускаться модернизированный танк Т-90, то есть по огневой мощи Т-14 не имеет никаких существенных преимуществ, будучи дороже и сложнее, имея и более значительные габариты, при том, что возможность поражать противника с безопасного расстояния первым выстрелом уже фактически утрачена.

alt

Естественно, не всё было просто, первую 152-мм пушку для «Объекта 195» разорвало на 86-м выстреле. При испытаниях тогда долго не могли понять причины, оказалось, что внутреннее давление возросло до 7500 атмосфер, на 125-мм танковых орудиях было 3000. Агрессивность пороха и начальная скорость очень высокие. Пришлось менять толщину стенок ствола, чтобы изменить амплитуду колебаний метала, получили 280 выстрелов на ствол. Снаряд 152-мм калибра также очень сложное изделие, бесспорно, кажется проще использовать 125-мм калибр.

Тем не менее, ещё один бывший начальник ГАБТУ (1987-1996 годы) генерал-полковник Александр Александрович Галкин предостерегал: «Если откажешься от 152-мм пушки — вся идея провалится!»

Действительно, у наших «партнёров» есть реальная перспектива поставить 140-мм танковую пушку. Использование 125-мм пушки делает здесь Т-14 в перспективе неконкурентоспособным на поле боя, делает шаг назад от достигнутого ранее, из-за чего теряется время.

Возврат к 152-мм орудию снова потребует времени и средств, хотя это было изначально самым главным. То, что мы не хотим гонки вооружений (оставив 125-мм калибр), как-либо не нервируем «партнёров» — не более чем демагогия, прикрывающая уже сделанное. Наши «реформаторы» вообще хотели уничтожить все запасы старых танков, а после понаделать «тысячи» новых на платформе «Армата». К счастью, эту авантюрную глупость (или вредительство) в жизнь пока не воплотили.

Более того, Т-14 стали представлять в качестве своеобразного танка-лидера, который может возглавить подразделение из тех же Т-90. Вновь заговорили о возвращении 152-мм пушки, установке её на Т-14.

Остаётся надеяться вместе с генерал-полковником Маевым, что главный конструктор «Арматы», Андрей Леонидович Терликов (или кто ещё), постарается все лучшее с Т-95 («Объект 195») «перетащить» в Т-14, что труды не пропадут.

После «реформ» пришлось восстанавливать дивизии, военные училища, много чего ещё. Но «гарнитуры» вуаля «платформа» до сих пор «в тренде»…

Можно также порадоваться, что УВЗ не подвели к банкротству, как, например, Омский танковый завод (2015 год). Что люди получили работу, предприятие — обновление.

Говоря о развитии танков, о том, какими им быть, нельзя забыть и про такую интересную отечественную разработку, как «Объект 640», или «Чёрный орёл».

Вообще, нижнетагильский Т-95 («Объект 195») и омский «Чёрный орёл» (объект 640) раньше постоянно путали.

alt

В отличие от «Объекта 195», где в отдельную бронекапсулу вынесли экипаж, на «Орле» в отдельную бронекапсулу был вынесен автомат заряжания с частью боекомплекта (кормовая ниша).
Каким быть танку?

Танк хоть и был развитием от Т-80, но уже являлся самостоятельным проектом на семикатковом шасси. Первоначально вооружался 125-мм пушкой, впоследствии предполагалось более мощное орудие от 130 до 152 мм.

Этот танк оказались абсолютно неинтересен нашим чиновникам от обороны. Если Т-95 («Объект 195») хоть имел какие-либо шансы, трансформировался в Т-14, «Орлу» сразу обрезали крылья, заявив, что танк интересен лишь на экспорт.

Может, поэтому были непроверенные слухи, что документация на «Чёрный орёл» была куплена китайцами. Остаётся также надеяться, что лучшие идеи проекта как-либо смогут быть использованы при дальнейшей модернизации оставшихся Т-80 или в новых версиях Т-90.

alt

alt

alt

«Объект 6402, как и «Объект 195» — по-своему подвиг наших конструкторов, триумф советской школы танкостроения.

Говоря о создании перспективных танков с более мощными орудиями, надо отметить, что противоборство брони и снаряда наиболее ярко проявилось ещё на флоте с появлением броненосцев и продолжалось очень долго, вплоть до появления ракетного оружия.

В настоящее время «главный калибр» на море от артиллерии перешёл к ракетам, а броня, где она сохранилась, стала выполнять вспомогательные функции, больше как элемент повышения общей живучести, а не элемент достижения неуязвимости.

Появление танков также породило противоборство брони и снаряда, уже на суше.

Калибр орудий также увеличивался, увеличивалась толщина брони, общий вес танков. Уже во второй половине прошлого века усиление вооружения, как и наращивание брони, натолкнулось на предел разумного во всё возрастающем весе боевых машин. В самом деле, нельзя бесконечно увеличивать калибр танковых орудий, как и общий вес защиты танков.

Каким же быть тогда танку ещё? Может, ракетным?

В самом деле, кроме темы увеличения калибров танковых орудий, были в Советском Союзе и другие попытки повысить боевую мощь танка.

Речь идет о «ракетных танках», где «главным калибром» становятся не артиллерийские снаряды, а компактные ракеты. Можно выделить три советских разработки: объекты 150, 287 и 775.

Танк ИТ-1 («Объект 150») наиболее известен.

alt

alt

Немногие знают, что «Объект 150» был принят на вооружение нашей армии (постановление Совета Министров СССР № 703-261 от 3 сентября и приказом министра обороны №0269 от 6 ноября 1968 года) под обозначением ИТ-1 (истребитель танков), выпускался серийно.

Вооружение танка состояло из управляемого ракетного комплекса 2К4 «Дракон» и 15 ракет (основное оружие), в качестве вспомогательного вооружения устанавливался 7,62-мм пулемёт ПКТ с боекомплектом 2000 патронов.

Эффективность поражения цели — с первого или второго выстрела. Заряжание пусковой установки автоматическое. Автоматика приводилась в действие нажатием кнопки на дневном прицеле.

Наведение на цель, производство выстрела осуществлялись с помощью пульта управления дневного прицела 1-ОП2. Защитные стекла прицелов имели электрическую систему обогрева.

Перед пуском ракеты определялась дальность до цели, эта характеристика вводилась в прицел. Оператор, удерживая перекрестие на цели, нажимал кнопку пуска.

Первые 0,5 секунды ракета летела неуправляемой, после координаты летящей ракеты определялись автоматически, вырабатывались зашифрованные радиокоманды и излучались в направлении ракеты, на которой они принимались, расшифровывались и подавались на рули поворота.

Дальность стрельбы днем колебалась в пределах от 300 до 3300 м, ночью — от 400 до 600 м. Бронепробиваемость под углом 60° составляла 250 мм.

Танк изготавливался серийно на Уралвагонзаводе с 1968 по 1970 год. На вооружении ИТ-1 состоял недолго, сказались его конструктивные недостатки, главным образом устаревшая элементная база, большая мертвая зона, отсутствие пушки на танке, что стало причиной снятия ИТ-1 с вооружения.

В реальных боевых действиях эти машины не участвовали и на экспорт не поставлялись.

С момента появления ИТ-1 прошло очень много времени, больше ракетные танки в нашей армии не принимали на вооружение. Возможность запускать ракеты через ствол танковой пушки во многом заменили решения, применённые на объектах 150, 287 или 775.

Тем не менее, ракетное оружие стремительно совершенствуется, становясь компактнее и одновременно мощнее, всё более фразы «выстрелил и забыл» и чисто снайперское «один выстрел, один труп» начинают подходить к современным противотанковым ракетам. Отечественные разработки ПТУРС в этом имеют хороший потенциал. Так возможно ли повторение на суше того, что произошло на море, когда «главным калибром» стали ракеты, а артиллерия — вспомогательной?

Уже у нас появились боевые машины, известные как БМПТ, сочетающие мощную танковую защиту со скорострельными автоматическими пушками и противотанковыми ракетами.

alt

alt

Может, на их базе появятся и подобные танки (или новые БМПТ)?
alt

На ИТ-1 слабым местом считалось вооружение (да и защита), где к настоящему времени к уже устаревшему 2К4 «Дракон» прилагался лишь пулемёт (ПКТ).

Современные управляемые ракеты при 57-мм автоматической пушке могут дать совершенно новые возможности, позволив оптимизировать габариты и боевой вес при сохранении мощной танковой защиты к эффективным средствам поражения. Известно, что именно орудие, особенно крупнокалиберное, даёт существенный прирост массы и требует объёма, а использование малокалиберной автоматической пушки как вспомогательной и мощных, но компактных ракет (основное противотанковое оружие) позволяют получить хорошо сбалансированную машину как на новом шасси, так и при использовании базы уже существующих танков (Т-72/Т-90).

Ещё всё последнее время господствовал ОБТ. Но всё больше появляется разработок «лёгких танков» в разных армиях мира, есть у нас танк-САУ («Спрут-СД»), есть специализированная БМПТ, должен появиться тяжёлый танк-лидер со 152-мм орудием (каким, возможно, станет Т-14), на Западе — тяжёлые танки с 140-мм орудиями.

Так каким же быть танку будущего? Танк для России с её географической средой, климатом, тревожными границами — больше, чем танк. Хотелось бы, чтобы это решали не «эффективные менеджеры», специалисты по «купи-продай», а тем более предатели, а настоящие танкисты, военные инженеры и конструкторы, полководцы, талантливые тактики и теоретики.

Интересно услышать и мнение всех, кому это небезразлично. Как профессионалов, истинных «мазут», так и тех, у кого мама педагог, а папа – пианист.

Let's block ads! (Why?)

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх