Все об оружии

74 113 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Мищук
    С чего это убитые дети и реки крови....? Разрыв с Россией АГЛ сам подготовил себе и нам могилу...«Беларусь проснул...
  • Александр Мищук
    Тем более что он (писец) давно уже имеет место быть....«Беларусь проснул...
  • Александр Мищук
    А разве она претендует....?«Беларусь проснул...

Расстояние и время на войне

Расстояние и время на войне

Марши, марши, война, во многом, состоит из маршей, копания земли, да обслуживания техники

Как часто мы слышим о неких Тиграх, которые наши Т-34 обходят со всех сторон и разят в борт, или предложение в процессе атаки противника объехать (прям буквально, на танке) его по флангу и нанести удар, или уверенность в том, что противотанковая артиллерия всегда встречает танки с подготовленных фланкирующих позиций. Читая комментарии и споры в интернете, я уже много лет удивляюсь, насколько неправильно люди оценивают действия подразделений и техники в бою. Разумеется, это выражается во многих вещах, непонимание очень широко и многосторонне, кое-что я уже рассматривал в своих статьях, а иное еще предстоит осознать и рассмотреть. Сегодня я бы хотел остановиться на непонимании расстояния и времени в военном деле.

На самом деле в наш век быстроходных автомобилей и широкой сети асфальтовых дорог нам сложно оценить характер проблемы расстояний. Казалось бы, ну что такое перемещение на 30 - 50 км. Сел да поехал, через некоторое время, ну там, через пол-часа – час, ты будешь на месте. Дистанция в три – пять километров вообще практически ничего не значит. На войне, разумеется, немного иначе. Для начала важно понимать, что на войне движутся не отдельные машины или люди, а воинские подразделения и соединения.

И в случае, например, танковой дивизии на марше в 30 км вполне может статься так, что часть дивизии уже прибыла на место, а часть еще вообще не отправлялась. Переброски огромных масс людей и техники требуют огромного количества времени и их не так-то просто организовать. Это не говоря уж о том, что даже подвижное соединение эти самые 50 км будет ехать в колоннах со скоростью 20-25 км/ч, о чем я уже как-то упоминал, и еще может сделать в пути остановку для осмотра техники, чистки бункеров воздушных фильтров и регулировки механизмов, хотя на 50 км, если очень надо, наверное, можно обойтись и без этого (танки и боевые машины времен ВМВ – это не современные автомобили, которые обслуживаются раз в 15 000 км). Пехотная же дивизия, что следует из ее названия, будет идти эти 30 – 50 км пешком целый день. А за день очень многое может случиться.

Расстояние и время на войне

Задумайтесь, ведь пехотные (в РККА назывались стрелковыми) дивизии прошли путь от Курска, Ленинграда и Сталинграда до Германии пешком

Не менее важным будет и то, что дивизии строятся для марша определенным способом, и это построение очень сильно отличается от построения для боя. Нам кажется, что пехотинец или танк может просто взять, остановиться посреди марша и начать стрелять по противнику, однако оборона и атака дивизии строится не на толпе стреляющих куда-то танков и стрелков, а на четком взаимодействии в определенном боевом порядке. А это значит, что помимо движения требуется еще и куча времени на перестроение многих тысяч человек и многих сотен единиц техники, для чего приходится делать дополнительные перемещения, порой на километры. Как-никак фронт дивизии-то может быть 10 – 20 км в обороне и 2-4 километра в наступлении. В компьютерной игре дивизия заняла локацию, и все, вот она ее уже обороняет, в то время как в реальности то, что дивизия куда-то дотопала, это полдела, надо еще перестроиться для обороны и занять все свои 10 – 20 километров фронта, а иногда и больше, да и первыми доходят передовые части, а основные силы дивизии еще придется подождать.

Но вот пришла ваша часть после многокилометрового марша на позиции, что же нужно делать для того, чтобы конечная точка маршрута дивизии стала ее линией обороны? Копать. Копать много, копать постоянно, с перерывами разве что на сон и еду. Чем больше дивизия успеет перекидать земли и напилить деревьев, тем лучше будет подготовлена ее линия обороны для встречи противника. Причем копать нужно так много, что, если дивизия пришла на позиции вчера днем, а атаковали ее только сегодня, это считай она почти и не подготовила ничего. Разумеется, копают не все, часть занимается разведкой, наладкой связи, обустройством тыла, приготовлением еды, наконец (я уже писал когда-то, сколько в дивизии разных людей, и для всех есть работа), но, если бойцы не будут окопаны, они не смогут сдержать даже слабые атаки противника. Неокопанные или плохо окопанные огневые средства и даже просто бойцы будут уничтожены или выведены из строя еще до начала собственно атаки, при артиллерийской подготовке. Но и затем, когда сама атака уже начнется, основным преимуществом обороняющихся перед наступающими будет именно что подготовленность их позиций. Здесь каждый работает и на себя, и на соседа.

Расстояние и время на войне

Даже такие элементарные стрелковые ячейки выкопать требует времени, а в мерзлом грунте — и подавно!

Не стоит воспринимать отражение наступления противника, в особенности того, с кем пришлось столкнуться Красной армии, как веселую стрельбу из окопа по бегущим фрицам. Наступающий старается сконцентрировать превосходящие силы на фронте наступления и задавить обороняющегося огнем – огнем сотен стволов артиллерийских орудий, десятков танков, сотен пулеметов и даже авиацией, в то время как обороняющийся обычно не может ответить ему тем же, так как без знания о том, где будет проводиться наступление, сконцентрировать огневые средства нельзя (хотя там есть свои нюансы, разумеется).

Я думаю, теперь понятно, почему так сложно быстро отреагировать на уже свершившееся движение противника? В этом же объяснение, почему так критично, если дивизия была атакована противником на марше, или даже если была контратакована перестроившаяся для атаки дивизия.

Но кто-то ведь может сказать, мол, чего ты мне рассказываешь про дивизии, атакует тебя танк Тигр, а ты ловко его объехал на Т-34 и зарядил в борт. Правда ведь? Нет, ведь здесь упускается (и очень-очень часто) важнейшая особенность. Танк Тигр атаковать тебя не будет. Тебя будет атаковать какое-то подразделение, в составе которого будет танк Тигр, и скорее всего не один. Огромной ошибкой являются постоянные попытки представить бой как сражение отдельных единиц. Это не так. Сражаются организационные структуры, сражаются подразделения. Линию обороны нашей условной дивизии будет атаковать, например, три дивизии. Даже если это сражение где-то в глубине обороны, все равно это будет не меньше роты, а то и батальона, а скорее всего боевая группа, состоящая из нескольких рот и батальонов, в том числе танковых. И полоса наступления этой боевой группы может насчитывать много сотен метров, при этом твои позиции будут еще осыпаться градом артиллерийских снарядов и минометных мин сверху, и кучей снарядов и пуль на прямой наводке, с использованием дымов и авиации. У наступающих практически всегда есть преимущество выбора места и времени удара, а значит и сил. В такой обстановке в попытке объехать противника условный танк сначала не сможет определить, насколько далеко ему нужно объезжать, а затем просто попадет сам под обстрел с флангов наступающей группировки. Не говоря уж о том, что ехать он будет не так легко и быстро, как мы привыкли видеть в фильмах и играх.

Расстояние и время на войне

Сплошную линию окопов копать еще дольше, а ведь это далеко не вершина полевой фортификации, а почти что самое ее начало

Танк, артиллерийское орудие, отделение пехоты практически никогда не бывают в наступлении (если речь идет о ВМВ) одни, ширина полосы наступления даже небольших подразделений насчитывает сотни метров, а попытка их «объехать» при уже начавшемся наступлении приведет только к уничтожению этого «объезжающего» средства. Иногда, в случае маневренных действий, когда линии обороны нет и противник еще не перестроился для атаки, разумеется, какие-то маневры возможны. Но если речь идет о линии обороны, все фланкирующие позиции должны быть заняты и подготовлены заранее. Практически любые попытки развернуть орудия под огнем или переместить технику перед лицом противника приведут к потере этой техники и орудий.

Именно поэтому так важны были средства, способные поражать технику противника в лоб и с приличной дистанции. Боевые действия подвижных соединений (а именно в них концентрировалась масса бронетехники) отличались высокой мобильностью и способностью быстро концентрировать силы для мощного удара. В обороне это приводило к быстрым и сильным контратакам бронетехникой и мотопехотой по только что занятым наступающими позициям. Наступающим некогда было подтягивать артиллерию (а у РККА нередко и нечем), некогда было готовить позиции, да и ландшафт не везде позволяет устроить фланкирующие позиции на нужной дистанции (а даже в борт орудия тех времен поражают танки не с любой дистанции). В итоге, подвергнувшись контратаке сильно бронированных танков противника, наступавшие части мало что могли им противопоставить и приходилось отступать, теряя людей и технику.

Расстояние и время на войне

Зенитное орудие можно эффективно использовать против танков, вот только по уму окопать его — целая история, а без этого долго в бою не продержаться

Конечно, кто-то может возразить, дескать, командиры должны уметь использовать сильные стороны своей техники, маскировать ее, занимать выгодные позиции и так далее. Это все хорошо и правильно, но на войне все сильно сложнее. Командиры, конечно, все это должны, вот только где этих командиров взять? Война – это потери, это ускоренные курсы подготовки, что приводит к широкому распространению в армии «средненьких» и «хоть каких-то» командиров. Одновременно с этим почему, собственно, мы отказываем немецким командирам (да и, в принципе, любому противнику) в умении использовать сильные стороны своей техники? Они тоже не дураки, и будут стараться атаковать грамотно. В таких случаях, конечно, намного лучше, если задача для нас упрощается наличием техники, применение которой требует меньше премудростей, и которая способна просто поражать танки противника как есть, и еще и не сразу выводиться из строя ответным огнем. Такой техникой стали для наших танковых командиров тяжелые танки ИС-2 и САУ ИСУ, а в самом конце войны – СУ-100.

Военное дело – это всегда комплекс сильно взаимосвязанных проблем и решений, каждое из которых влияет на остальные в том или ином виде. Однако очень многое нам, обычным людям, не видно просто потому, что у нас не было никакой возможности на это посмотреть, и мы себе это даже не представляем. Офицеров ведь не просто так учат долго и создают для этого специальные учебные заведения. Осознание принципиальной важности времени и расстояний в военном деле – еще один шажок, который мы с вами можем сделать в направлении понимания военного дела, а также вызовов, стоявших перед нашими предками во время Великой Отечественной войны.

Илинич Виталий.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх