Всё об оружии

74 213 подписчиков

Свежие комментарии

  • tatyanadavydkina
    Это представляете сколько  будет разного мнения в Сенате по поводу того какой сценарий применить? Украина успеет сама...Время рыть окопы:...
  • Добрый Человек
    На хрен ему нужно какое-то союзное государство, где президент будет чисто декоративной фигурой. Моська Слон. Где ты с...«Белорусский Стал...
  • Александр Платов
    Нет, милок, именно вы. Терпилы - каковыми вы и являетесь - иного и не заслуживают."МЫ БУДЕМ ВАС МОЧ...

Как в РККА никого не щадили и всех расстреливали без суда и следствия

\
Как в РККА никого не щадили и всех расстреливали без суда и следствия

Стоит спросить какого «патриота», чей прадедушка в одном исподнем, скуля и панически жиденько попукивая, тикал от танкистов Рыбалко под Бродами: «Как так получилось, что Красная Армия дошла до Берлина – постоянно пребывая в окружении, с одной деревянной палкой на троих бойцов и абсолютно не умея воевать?», - сразу же получаешь убийственный, козырный, железобетонный аргумент: «Солдат не жалели! Всех расстреливали!»

 

Не пытайтесь включать логику и спрашивать: «Как вообще кто-нибудь смог добраться до Рейхстага и «изнасиловать миллионы немок», если всех топили на переправах, посылали в лоб на пулеметы и бросали на минные поля? Ах, да – еще и постоянно расстреливали!»

Вас тут же «собьют» историческим «фактом», фразой Жукова: «Бабы еще нарожают!»

Что же, давайте о фактах… настоящих!

 

Эпизод первый. От приговора военного трибунала до Золотой Звезды.

 

19 ноября 1941 года застрелился командир 58-й танковой дивизии генерал-майор Котляров. Из-за полученного с опозданием приказа части дивизии прибывали на участок наступления под Волоколамском и Клином с задержкой, вступали в бой разрозненно. Элемент внезапности был утерян, немцы смогли организовать противотанковую оборону и нанесли дивизии тяжелые потери (в вечерней боевой сводке 35-й пехотной дивизии немцев за 16 ноября 1941 года есть эпизод о расстреле советских танков противотанковой засадой в упор, с дистанции 300 метров)

В командование дивизией вступил не имеющий опыта боевой работы комиссар дивизии Говоруненко. С новой задачей на сосредоточение частей не справился. Немцы выявили перегруппировку, нанесли удар. Дивизия понесла потери, была выбита с занимаемого рубежа.

 

Полковник Говоруненко был предан суду военного трибунала Западного фронта. Приговор - 10 лет лишения свободы. Но приговор вступал в силу с отсрочкой – по окончании войны!

Говоруненко практически начал службу заново – простым офицером связи оперативного отдела штаба 30-й армии.

 

За боевые отличия в июне 1942 года судимость с Говоруненко была снята. В октябре 1942 года Говоруненко – командир 375-й стрелковой дивизии. За отличия в боях под Курском и Белгородом 1 сентября 1943 года полковнику Говоруненко присвоено воинское звание "генерал-майор". В сентябре 1944 года Говоруненко назначен командиром 18-го танкового корпуса на 2-м и 3-м Украинских фронтах.

В январе – марте 1945 года, под Балатоном, танкисты Говоруненко стояли насмерть против 6-го танкового корпуса СС.

За мужество и героизм, проявленные в Будапештской и Балатонской операциях, генерал-лейтенанту танковых войск Говоруненко Петру Дмитриевичу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июня 1945 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

 

Эпизод второй. «Ну, что, пленного нет? Жаль, что вас всех не перебили!»

 

Это не художественный вымысел. Фраза, дословно процитированная в приказе №099 командира 416-й стрелковой дивизии (от 2 августа 1944 года) генерал-майора Сызранова, принадлежит начальнику разведки дивизии капитану Бурину.

 

Взводу пешей разведки 1373 стрелкового полка была поставлена боевая задача – с целью захвата «языка» и документов совершить налет на наблюдательный пункт немцев на переднем крае. НП был прикрыт двумя спиралями «Бруно» и противопехотными минами – растяжками.

 

Приданные разведчикам саперы проделали проходы в «Бруно», но ввиду близости НП противника проявили халатность и трусость. «Путь свободен!» - сообщили они разведчикам. После подрыва на минном поле группа была обнаружена, обстреляна противником. Бойцы отошли с потерями – шесть раненых (только один остался в строю, остальных отправили в госпиталь). Ранены были пять разведчиков и запаниковавший сапер Ивахненко, от испуга побежавший в другую сторону и подорвавшийся уже на нашем минном поле.

С поля боя эвакуировали всех!

А капитан Бурин был очень недоволен!

Командир дивизии тоже был очень недоволен… потерей «6 человек красноармейцев, сержантов - разведчиков» и своим начальником разведки. Который, согласно текста приказа, вообще не принимал участия в подготовке группы.

 

Как итог расследования, цитирую приказ комдива:

 

«1. …За абсолютное бездействие… начальника разведки дивизии капитана Бурина… настоящим приказом ходатайствую перед командиром 32 CК [стрелкового корпуса] – от занимаемой должности отстранить и из органов разведки отвести – как совершенно нежелающего работать… и неумеющего работать… за проявление политической грубости по отношению красноармейцев – объявляю выговор…»

Командиру 1373 стрелкового полка тоже «прилетел» выговор. А за то, что уже его начальник разведки – старший лейтенант Осотиани готовил операцию и «уточнял два раза» задачу разведчикам… «сидя в подвале», командиру полка майору Сайдваталову -, цитирую приказ: «…ставлю вопрос об отсрочке в присвоении очередного воинского звания сроком на шесть месяцев…».

Шесть месяцев сверх срока железно не получить подполковника и гарантированно оставаться на передовой в должности командира полка – это серьезно. Шесть месяцев на войне – это бесконечно долго.

 

Так же был наказан и замполит полка.

 

Сапер младший сержант Шелепов – за «проявленную трусость и недоработку по разведке и разминированию минного поля» был разжалован в рядовые и переведен простым стрелком в 8 ср 1373 сп.

 

Эпизод третий. Как в пример другим от трусости лечили.

 

24 августа 1942 года командир эскадрильи 21 иап (истребительный авиационный полк) капитан Розаренов получил боевую задачу на прикрытие своих войск. Но решил «забить». И группой в составе 6 истребителей ЛАГГ-3 патрулировал немножечко не там - в 14 километрах от передовой. В тылу. Пока немецкие бомбардировщику утюжили наши позиции на переднем крае.

Летающие без толку истребители попались на глаза командующему войсками Калининского фронта генерал-полковнику Коневу.

 

Из приказа по 8-й воздушной армии №095 от 27 августа 1942 года мы узнаем, что…

«…Командующий войсками Калининского фронта генерал-полковник Конев приказал… За невыполнение боевого приказа командира эскадрильи капитана Розаренова от должности отстранить и отправить в штрафную эскадрилью…»

А командующий 8-й воздушной армии генерал Громов в первый и в последний раз предупредил весь летный состав: «… впредь за подобные случаи виновные будут предаваться суду военного трибунала…».

 

Эпизод четвертый. Штрафников никто не жалел.

 

 В марте 1944 года 152-я армейская штрафная рота 61 армии поднялась из окопов…

 

Форсировали реку Тремля в районе хутора Остров – тихо и скрытно, без помощи товарищей из НКВД с пулеметами. Овладели западной опушкой леса и с этого рубежа внезапно атаковали противника. Выбили немцев из траншей, уничтожив большинство солдат противника.

Но будучи контратакованной с фланга малыми силами противника, рота в панике бросила занимаемый рубеж и откатилась глубоко в тыл.

Нет, роту не положили из пулеметов заградотряды. Бойцов остановили – где матюгами, а где и хорошим тумаком. Привели в чувство. Встряхнули некоторых за шкирку пару раз. Вернули на прежние (свои) позиции.

 

Потом прибыли – нет, не товарищи с пулеметами и с перекошенными от злобы лицами (как у особиста из фильма «Ржев») – а сотрудники Военной прокуратуры. И учинили следствие по факту невыполнения боевой задачи. Обычное, кстати, дело для фронта – сначала разбирались.

А потом, по материалам следствия прокуратуры, появился приказ командующего 61-й армии №103 от 13 марта 1944 года.

 

«…Командир роты капитан Власов…разведки не произвел, местность не изучил, командование ротой передоверил командиру взвода лейтенанту Корнееву, а сам, на почве трусости остался в тылу и боем не руководил…»

«…Командиры взводов… во время боя… от взводов оторвались…в результате чего красноармейцы действовали самостоятельно…»

«… приказ НКО ССР № 227 к трусам и паникерам применен не был…»

 

Наказали только Власова – «за проявление трусости, за невыполнение боевой задачи, за отход роты от занимаемых рубежей…». Отстранили от занимаемой должности и предали суду военного трибунала.

Командиров взводов не тронули. Штрафников тоже.

За «неприменение приказа №227» никого не наказали.

 

Эпилог

 Нет, я не пытаюсь доказать – мол, на той войне все было исключительно чинно, благородно, справедливо и по закону. Война – это всегда миллионы оттенков серого. Которые надо изучать и осмысливать. Вместо, надев кастрюлю на голову, бездумно повторять идиотские придумки горе-историков.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх