Все об оружии

74 012 подписчиков

Свежие комментарии

  • Vladimir maykhov
    хотят то хотят... да кому они нужны??Украина намерена ...
  • Надежда
    Так понятно где, нищеброды будут петь западным хозяевам: "Мы люди не местные, подайте на пропитание...")Украина намерена ...
  • Voland 3D
    Ну вот трудились трудились граждане СССР а потом оказалось что согласно Конституции СССР им нихрена в стране на котор...Всеобщая занятост...

Газовый Катар: совсем не чёрт из табакерки

alt

Природный газ, катарский интерес



О самом существовании государства Катар многие узнали только тогда, когда эта крохотная страна на краю Аравийского полуострова получила право на проведение мирового первенства по футболу 2022 года. О том, где находится Катар, и сейчас знают немногие, и только специалистам и особо продвинутой публике известно, почему страна отделена от Саудовской Аравии каналом и как она много лет существует в условиях почти полной блокады со стороны арабских соседей.

Считается, что Катар – это что-то вроде проиранского анклава по другую сторону Персидского залива. Поставки из Ирана действительно поддерживают жизнь в Катаре на весьма высоком уровне, но при этом это государство всегда считалось чуть ли не самым надёжным и проверенным союзником США в регионе. Интерес к Катару возродили события последних месяцев, когда развернулся большой газовый торг, связанный с перспективами «Северного потока 2» и поставками сжиженного природного газа не только в богатую Европу, но и на все континенты мира.

alt

Доха (столица Государства Катар) сегодня всё активнее играет на мировом рынке, и прежде всего против России. Как видно, слишком уж заманчива перспектива обосноваться на рынке Европы, куда Катар никто и не думал приглашать.
24 мая главный исполнительный директор государственной нефтегазовой компании QPG Саад аль-Кааби заявил в катарской столице:
«Катар не только не намерен сокращать поставки газа из-за пандемии коронавируса и экономического кризиса, но, напротив, намерен значительно увеличить мощности, даже, если это приведет к дальнейшему падению цен на газ».

Бизнесмен обосновал своё заявление тем, что «мы являемся самым эффективным газопроизводителем в мире с точки зрения затрат и поэтому можем преодолевать рыночные шоки». Господин аль-Кааби также добавил, похоже, в адрес России, что «многие производители из-за низких цен будут сворачивать добычу, но для Катара такой сценарий исключается».

Характерно, что уже на следующий день «Газпром» приостановил на неопределенный срок экспортную перекачку газа по трубопроводу «Ямал-Европа» (Россия — Белоруссия — Польша — Германия), доля которого в российских газовых поставках в ЕС не ниже 25%. По данным Фонда энергетической безопасности РФ от 26 мая, это обусловлено продолжающимся в Европе падением цен и спроса, прежде всего на трубопроводный газ.

О проблеме роста поставок СПГ, особенно катарского, в Европу в заявлении было сказано только во вторую очередь. Однако уже известно, что такие поставки за январь-апрель 2020 г. выросли на 15%, причем 60% этого прироста приходится опять-таки на Катар. А в контексте заявления главы QPG заметим, что эта компания незадолго до пандемии успела заключить в Японии и Южной Корее контракты на строительство в 2020-2026 годах свыше 80 мало- и среднемощных СПГ-танкеров. И это в дополнение к уже имеющимся у Катара 55…

На многие годы вперёд


Катар готовили к "газовому" противостоянию с Москвой, как выясняется, ещё полвека тому назад. 29 мая 1970 г. британский комиссариат в Катаре, эмирате на северо-востоке Аравийского полуострова, провозгласил первое автономное правительство эмирата. Что называется, с дальним «газовым» прицелом.

С XVII века и поныне страну возглавляет династическая семья Аль-Тани, находившаяся сперва под протекторатом османов, а затем, с 1915 года, уже британцев. Первое автономное правительство Катара было учреждено, повторим, ровно полвека тому назад, когда британскими фирмами была поставлена "точка" в первых масштабных исследованиях нефтегазовых ресурсов эмирата.

Уже тогда были установлены колоссальные газовые кладовые, которые могут в растущем объеме использоваться для газоснабжения Запада. К тому же именно в Лондоне активно выступали, особенно в 1970-х годах, против долгосрочных поставок газа из СССР. Уже через полгода после создания первого автономного правительства Катара британский бизнес начал освоение разведанных ещё в 60-х годах крупных запасов природного газа у западного и северо-восточного побережья страны.

С начала 70-х годов британскими, а затем и американскими компаниями разведывался всё больший объем запасов. С весны 1974 г. нефтегазовая отрасль Катара и все эти работы перешли под контроль государственной компании Qatar petroleum-gas (QPG), контролируемой династией Аль-Тани. Эта страна с территорией вдвое меньше Московской области и двухмиллионным населением в 80-х стала крупнейшим игроком на мировом газовом рынке.

В Катаре всегда отдавали предпочтение СПГ — сжиженному газу, поскольку тянуть трубы слишком далеко, а проходить они будут по не самым спокойным регионам. Танкеры же могут плыть сколь угодно долго – главное, чтобы мощностей по приёму СПГ хватало. Общемировой спрос на СПГ с начала 70-х вырос многократно, и сегодня небезуспешно конкурирует со спросом на трубопроводный газ.

Британские, американские, а также итальянские и японские компании фактически создали газовую отрасль в Катаре с нуля. Они при этом даже не претендуют на высокие доли в созданных мощностях. Это делается для того, чтобы политически не мешать катарским властям наращивать конкуренцию с советским, а затем российским газом. Неудивительно, что со второй половины 70-х годов практически все объекты газовой и в целом нефтегазовой инфраструктуры Катара остаются в ведении спецгруппировки ВВС и ВМС США и Великобритании. Катар там выступает в скромной роли полноправного союзника.

Нельзя не напомнить, что Великобритания провозгласила независимость Катара 3 сентября 1971 г., хотя и под давлением США и Саудовской Аравии. Географическое положение эмирата, который буквально «вклинивается» в центр Персидского залива, да ещё с крупными запасами газа и нефти, очень мешали Лондону «расстаться» с Катаром.

Но еще с 1956 года, после поражения Британии в войне с Египтом за Суэцкий канал, геополитический расклад в регионе был не в пользу Лондона. Это и вынудило британцев в 1961-м предоставить независимость их главной в тот период нефтегазовой «шкатулке» в регионе — Кувейту, в 1967 г. — Южному Йемену. А в начале 70-х наряду с Катаром — еще и Бахрейну, Оману, Объединенным Арабским Эмиратам (тогда ещё — Договорному Оману), где нефтегазовых ресурсов ненамного меньше, чем в Катаре. Сурен Балиев, замминистра газовой промышленности СССР, а затем директор академического Центра нефтегазовой информации, отмечал:

«Обнаруженные запасы природного газа в Катаре при их оперативном освоении вполне могут успешно конкурировать даже с растущими поставками газа из СССР в Европу. Уже в начале 70-х гг. по инициативе Великобритании западными правительствами и компаниями обсуждались с участием Катара и Кувейта возможности создания трансаравийского газопровода из Катара через Турцию на Грецию-Югославию, далее в Западную Европу. Этот газопровод мог играть роль «собирающего» по своему маршруту газ Кувейта и Ирака».

В дальнейшем этот проект законсервировали, как отмечал С. Балиев, в пользу развития катарского СПГ-производства, но тот же проект «сохраняется на перспективу, чтобы, наряду с катарским, кувейтским и алжирским СПГ, снизить зависимость Западной Европы от советских газопоставок».
Газовый Катар: совсем не чёрт из табакерки

Тем временем газодобыча в Катаре росла как на дрожжах. По данным национальной статистики, катарская среднегодовая добыча выросла с 5,5 млрд. кубометров в среднем за 1971-1976 гг. до 20 млрд. в 1980-1985 гг. и до 180 млрд. кубометров в 2019-м. Рывок удался благодаря колоссальной ресурсной базе и низкой себестоимости добычи — одной из самых низких в мире по этой отрасли. Это 4-е место в мире (после США, России и Ирана).

Жидкий рынок


По данным ОПЕК и Международного энергетического агентства за 2019-2020 годы, объем запасов газа (природного и газоконденсата) в Катаре составляет около 14% от общемировых. При этом разрабатывается и перерабатывается не менее 65% этих запасов. Производство же СПГ в Катаре рекордное по мощностям и объемам: он производится на 14 линиях суммарной мощностью 104,7 млрд куб. метров в год, созданных в середине 80-х — начале 2010-х компаниями США, Великобритании, Италии и Японии.

Это составляет около 25% мировых СПГ-мощностей (2019 г.). Практически все они государственные: акционерная доля национальной госкомпании в них (QPG) — 70-85%. При этом Катар издавна располагает огромным национальным флотом танкеров: по данным 2019 г. это 55 технологически современных газовозов средней и высокой вместимости. Большинство из них — южнокорейской постройки класса Q-max дедвейтом по 270 тыс. тонн и Q-flex дедвейтом по 166 тыс. тонн.

alt

Такие суда полностью обеспечивают поставки катарского СПГ почти в 30 стран, включая КНР, Японию и 10 стран ЕС. А по объему экспорта этого продукта (до 110 млрд. кубометров в 2019 году) у Катара почти 25-процентная доля в общемировом экспорте СПГ. Причём такова она ещё с начала 2000-х годов.

Не забыт и упомянутый проект трансаравийского газопровода Катар — Кувейт — Ирак — Саудовская Аравия — Турция — Европа. Портал The National из ОАЭ и российский интернет-ресурс «Вокруг газа» недавно сообщали, что с 2011 г. этот проект дорабатывает катарско-турецкая экспертная группа с участием британских и американских специалистов. Группа была создана в 2009 г. по совместному решению президента Турции Р. Эрдогана и эмира Катара Хамада бин Халифа Аль-Тани.

Вполне объективно характеризует экономические и геополитические цели проекта известный политолог и публицист Роберт Кеннеди-младший, выходец из известной семьи, сын сенатора Роберта Кеннеди и племянник президента Джона Кеннеди. Ещё в феврале 2016 года он писал в американском журнале Politico (г. Арлингтон):

«В 2000 году Катар предложил построить газопровод протяженностью свыше 1500 км стоимостью в 10 млрд. долл. через Кувейт, Саудовскую Аравию и Турцию. Предполагаемый газопровод, поддержанный в США, должен связать Катар напрямую с европейским рынком. Газопровод дал бы суннитским королевствам Персидского залива решающее господство на мировых рынках природного газа и привёл бы к укреплению Катара — ближайшего союзника США в арабском мире».

Тем более что «в Катаре размещаются две огромные американские военные базы и Штаб-квартира Центрального командования США на Ближнем Востоке».

Реализация проекта

«принесла бы ЕС, где до трети газопотребления — импорт из РФ — облегчение от удушающей газостратегии Владимира Путина. Турция, второй по величине потребитель газа из России, особенно озабочена тем, чтобы положить конец этой зависимости от своего давнего соперника и позиционировать себя как прибыльный энергохаб».

Но естественно, что
«русские, продающие 70% своего экспорта газа в Европу, считают трубопровод Катар — Турция экзистенциальной угрозой. По мнению В. Путина, этот газопровод представляет собой заговор НАТО, нацеленный на то, чтобы задушить российскую экономику, ликвидировав её рычаги влияния на европейском энергетическом рынке».

Словом, катарский газ – это рычаг дальнейшего, притом многостороннего политико-экономического давления на Москву. Причём сжиженный газ – рычаг уже вполне реальный, который к тому же идёт дуэтом с американским, а трубопроводный – пока только потенциальный. И к этой роли Катар, при всей его однозначной зависимости от Ирана, готовили ещё с 70-х годов прошлого века.

Впрочем, многое могло сложиться совсем иначе, если бы новое руководство СССР после Сталина не отвергло все проекты по производству СПГ и соответственно его экспорту. Выбор в то время был сделан однозначно в пользу рекордно быстрого создания сырьевых трубопроводов в Европу. Наша страна вполне могла опередить не только Катар в "сжижении" мирового рынка газа…

Let's block ads! (Why?)

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх